Блондинка в шоколадном "Инфините"

19 июня 2009 г. Мазурин Просмотров: 9634 RSS
Случай » Традиционный секс

Вот видите...
Они поднялись на седьмой этаж. Лучинский запустил гостью к себе домой. Маша почистила щеткой куртку, юбку, край подола застирала, положила сушиться на батарею. Выбросила в мусорное ведро порванные колготки, одела новые. В свитере и колготках она предстала перед Лучинским. Андрей за это время переоделся в джинсы и футболку и приготовить две чашки кофе.
Маша обвела взглядом книжные полки.
- Сколько у вас учебников, словарей, книг. Словарь американских идиом. Бонк... Петрова... Мюллер... Вы учитель, Андрей?
- Да, преподаю английский стандартный и американский. Также я репетитор по совместительству. Нужен тебе репетитор, Маша?
- Пока нет, но если что воспользуюсь по знакомству. Скидка будет?
- Будет. Ты, Маша, студентка?
- Да, учусь на втором курсе юрфака. Адвокатом буду. Так предки захотели. Да и я не против. Нравится мне эта специальность. Да и востребована в наши дни... А где ваша жена, подруга?
- Развелся, пока свободен.
- И нет желающих девушек пойти замуж за такого героического мужчину
- Есть, но не нашел пока такую, какую мне нужно.
- А какую такую? Интересно узнать.
- Такую как ты Маша, - улыбнулся учитель.
Она улыбнулась в ответ. Глаза ее брызнули веселым голубым светом. Личико оживилось.
- Я бы с удовольствием, но есть уже жених. Мой суженый ряженный. Богатый, умный, симпатичный, правда, весьма ревнивый. Он - жуткий собственник. И зануда каких поискать. Сын знакомых моих родителей. Мои предки хотят мне счастья. И он тоже. Только мне от их заботы порой тошно становиться.
- Это он тебе машину купил?
- Нет, родители. За успешное поступление в универ.
- Хорошие у тебя родители
- Это точно. Не жалуюсь.
- Пойдем на кухню? По кофейку вдарим.
- Угу...
Они пришли на кухню. Там стоял симпатичный кухонный уголок и двухметровый холодильник No frost известной фирмы. Андрей не стал пить кофе, а достал запотевшую бутылку водки "Белуга" и... кружку!
- Пожалуй, я не буду кофе, выпью водочки. Меня до сих пор колотит от пережитого - надо расслабиться...
- Угу.
Лучинский налил водки в кружку. Выпилил всю до дна.
Она с сочувствием посмотрела на него.
- Отлегло? - искренне поинтересовалась Маша.
- Вроде. А тебе не страшно было, Мария?
- Я не успела испугаться. Все было как-то неожиданно. Больше боялась, что от родителей попадет за эту сумку. Только теперь я поняла, какой я дурой была, когда вцепилась в этого чурку. Не стоит моя жизнь этих денег. Он мог меня ударить ножом, а еще хуже изуродовать мое лицо. Как бы я тогда жила. Некрасивой и уродливой. Принять смерть за какие-то сранные бумажки.
Маша вдруг разволновалась, вспоминая перипетии сорвавшегося ограбления.
- Андрей, я бы тоже не прочь что-нибудь выпить. Есть шампанское? Обожаю шампусик.
- Есть. Хорошее. Настоящее французское.
- Отлично! А сигареты?
- Есть. Сам не курю, но как говорят сербы "за свакий случай" держу для гостей. "Вирджиния Слимз" подойдет?
- А покрепче?
- Есть "Кент" четверка.
- Все офигенно. Вот "Кент" я пожалуй и возьму.
Лучинский распечатал шампанское. Щедро до краев наполнил пузатый бокал пузырящейся веселой жидкостью. Себе Андрей налил водки. Они чокнулись.
- Выпьем за наше неожиданное знакомство и за то, что остались живы, - предложил Лучинский.
- Выпьем! - подержала его Маша.
Они выпили, потом еще и еще.
Мария совсем расслабилась. Положила свои стройные ножки на его колени и скрестила.
- Это я так своему бывшему клала ноги. Привычка, - пояснила захмелевшая Маша.
- Массаж стоп? - усмехнулся учитель.
Маша заулыбалась.
- Ага, как там, в "Криминальном чтиве". Массаж стопы - это не просто так. Я не против.
Андрей немного помассажировал пальчики, стопы. Она зажмурилась от удовольствия. Ласка ей нравилась. Она таяла от блаженства как снег.
- Сейчас замурлыкаю как кошка.
- Мурлыкай.
Она даже раздвинула ноги... Просвечивались сквозь тонкий черный нейлон белые кружевные трусики. Член Лучинского встрепенулся, ожил. Андрей погладил ее лодыжки, колени, бедра.
А как насчет этого?..
Лучинский осторожно погладил ей между ног.
Ноль внимания.
- Приятно?
- Угу...
Андрей уже смелее запустил руку между девичьих ног. Сквозь ткань погладил, помял, поелозил ее киску. Пальчиком потер ее щелку. Она была мокра. Влага уже просачивалась сквозь трусики и колготки. Гостья точно возбудилась. И когда он стал стягивать с нее колготки - она не сопротивлялась.
И вот он счастливый миг победы! Колготки, словно захваченный стяг противника, брошен к ногам победителя. Следом за ними летит и другой завоеванный штандарт - белые кружевные трусики. Враг повержен, он у твоих ног.
Андрей разводит в сторону ей красивые широкие бедра и...
Вот он розовый влажный бутон в обрамлении вьющихся светлых волос. Его лепестки открыты. Цветок жаждет насытиться неутомимой и страстной любовью.
...Он полил шампанским ее щелку. Умелый язык скользнул в святая святых. И тут же утонул в любовном нектаре. Так она его хотела! Шершавый влажный язык легко и быстро скользил по волшебному бугорку и щели. Маша постанывала от наслаждения, гладя и теребя его волосы. Он заставил ее кончить.
Она встала перед Андреем. Он, подняв свитер и лифчик, стал ласкать ее тугие налитые груди-яблочки с аккуратными и вкусно пахнувшими сосками. Не обошел вниманием язык и пупок с пирсингом в виде серебреного колечка.
Родинка на одной груди, на другой, родинки на животе. Наверное, ты счастливая Маша?
Кажется, пора.
Лучинский приспустил свои брюки и трусы. Вздыбленный член подрагивал от возбуждения.
- Садись на меня, - сказал Андрей.
Она кивнула и села на его колени. Приподняла таз. Андрей прицелился...
Ткнулся во что-то влажное.
- Чуть ниже, - попросила она
Он снова прицелился...
Головка, уткнувшись в узкое ущелье, после повторного натиска протиснулась все-таки в него. На треть. Дальше не пускало.
- Подожди.
Маша стала чуть раскачивать тазом и скакун постепенно вошел в пещерку целиком. По самые яйца.
Вот и все.
А теперь пошло-поехало! Вперед!
Маша стянула через голову свитер и сняла бюстгальтер. Бросила их на пол. Вот еще двое поверженных знамен. Она обняла за шею. Он схватил ее за гладкую и упругую попу и стал насаживать на себя.
Она застонала от наслаждения. Губы их слились в страстном поцелуе...
Они пришли к финишу почти одновременно.