Карелия. Часть 6

После смерти Ольги прошло несколько месяцев. Каждый день Василий Кириленко и Настя Сухарева приходили к ней на могилу на деревенском кладбище, где та была похоронена рядом со своей мамой Ниной Игоревной. Временные венки и железная табличка вскоре сменились деревянным крестом и огромной кучей цветов. В Каменке постепенно наступала осень, поэтому цветов было достаточно много:
…Ты не будешь ревновать? –однажды поинтересовался Василий. –Все –таки мы с Ольгой любили друг друга, хотя это и было шесть лет назад, но забыть весьма сложно…


…Нет, конечно, -ответила Настя Сухарева. –Я тебя прекрасно понимаю –все –таки это все уже в прошлом, мы с тобой женаты уже также очень давно, у нас две дочки, одна из которых и названа именем твоей «первой любви», так что, -ничего страшного, -все –таки живем мы с тобой не прошлым, а настоящим и будущим соответственно…
Осенью Василий Кириленко и Настя Сухарева продолжали свою размеренную жизнь, которая не претерпела особых изменений. Утром Настя абсолютно голой вылезала из кровати, босиком шлепала по полу, на ходу массируя грудь и виляя бедрами, последовательно кормила двух дочек –старшей Свете было уже два с половиной года, младшей Оле –около полутора лет. Обе уже не только ходили, но и бегали по улице, -тоже голенькими, обе были внешне похожи на Настю. Летом и в начале осени молодая мама Настя Сухарева не только водила обеих на пруд, где все четверо купались абсолютно голыми –мало того, девочки весьма мирно и дружно играли на берегу пруда:
…Мама! –кричала старшая из них –Света, слегка картавя по –детски. –Нам хорошо!
…Это радует! –отвечала Настя, понимая –хотя и с трудом –ее слова. –Просто замечательно, я за вас очень рада…-пока обе маленькие девочки барахтались в пруду, их молодые родители –Василий и Настя, как и раньше, весьма страстно и темпераментно занимались любовью: он целовал и облизывал языком грудь Насти, массировал «мягкое место» и запускал руку –а иногда и язык –между коленок, что доставляло Насте неподдельное удовольствие, от которого она начинала стонать. Такое же удовольствие у Насти Сухаревой вызывало и все остальное, когда Василий устраивал ей «анальный секс», отчего Насте приходилось вставать на четвереньки носом вниз; а также «оральный секс», когда Насте приходилось сидеть на корточках. Когда однажды за этим занятием их застали маленькие дочки, молодая мама Настя «открутилась» весьма своеобразно:
…Учитесь, девочки, -ехидно произнесла она. –Потом, когда вырастите, вам обеим придется делать тоже самое с мальчиками, которых будете любить, причем взаимно –это самое главное, и вы это всегда должны помнить на будущее…-те в ответ лишь молча закивали, снова в паре уйдя в сторону пруда…
…Ты им объясни потом, -съязвил Василий. –Что все наши любовные пируэты происходят не просто так, а только по нашему взаимному согласию и любви –вот именно это –то и есть –самое главное…
Всю осень все четверо купались голыми в пруду Каменки, причем –в любую погоду. Любовная страсть Василия Кириленко и Насти Сухаревой, кроме того, была не только на берегу пруда -по утрам, стоило Насте Сухаревой абсолютно голой выскочить на улицу, и, виляя бедрами, босиком подойти к крану, где она умывалась, ее муж Василий Кириленко тут же подкрадывался сзади, наклонял Настю слегка вниз носом, и начинал заниматься с ним анальным сексом, отчего та громко стонала от удовольствия. С этого начиналось каждое утро, после чего хорошее настроение обоим обеспечивалось на целый день…
Подобное начало каждого утра, естественно, стимулировало Настю Сухареву, как работницу местного продуктового магазина, на весьма интенсивную трудовую деятельность на весь день. Она не то, что засыпала на рабочем месте, как некоторые ее коллеги, а даже не сидела на стуле, и работала за прилавком исключительно стоя. Если кто –то приходил, Настя все объясняла весьма подробно, -но не навязчиво, а, скорее, наоборот, доступно. К вечеру, правда, силы постепенно завершались, Настя возвращалась домой слегка уставшей, но это –то ее мужу Василию Кириленко и было надо. Стоило только Насте, придя домой, вновь оказаться абсолютно голой пойти к уличному умывальнику, тот подкрадывался к ней на улице сзади, и вновь начинался «анальный секс», от которого Настя вновь громко стонала от удовольствия. Потом была весьма страстная и романтическая ночь, во время которой Василий Кириленко сначала облизывал губами и языком красивую и загорелую грудь Насти Сухаревой, потом вновь был «анальный секс», от которого стоявшая прямо на полу на четвереньках Настя стонала и кричала от удовольствия; после этого уже был «оральный секс» -Настя садилась перед мужем на корточки, а он, слегка прихватив ее волосы –но не больно, -старался «засунуть» как можно глубже ей в рот свое «мужское оружие», после этого оба вновь возвращались к классическому сексу, продолжавшемуся почти до самого утра следующего дня. Подобные «элементы» иногда воспринимались Настей Сухаревой с весьма своеобразным юмором:
…А знаешь, -однажды съязвила она. –Мне начинает нравиться «оральный секс» -как будто облизываешь горячую кукурузу –нам часто в магазин такое привозят, когда обгладываешь в обеденный перерыв –сразу вспоминаешь нашу романтику бессонных ночей…-Василий ничего в ответ не сказал, только долго и громко смеялся –аналогия ему, конечно же, очень понравилась…
Так –весьма однообразно –прошла вся осень, и вновь наступила суровая карельская зима. Но и она нисколько не останавливала молодых родителей двух маленьких девочек –Светы и Оли –Василия Кириленко и Настю Сухареву –скорее, даже наоборот, -стимулировала их. По утрам оба, как и прежде, абсолютно голыми выскакивали на улицу, и долго и весьма темпераментно прямо на снегу занимались любовью, -как всегда, Василий облизывал Насте языком грудь, «мягкое место» -слегка покусывая зубами, и особенно страстно лизал языком между коленок…
…Если ты, -сказал он однажды Насте. –Сравниваешь мое «оружие» со стволом горячей кукурузы, то у тебя это же самое место можно спокойно сравнить с мороженым на палочке, которое в любую погоду стабильно остается в одном и том же состоянии…-после такого обмена комплиментами обоим ничего не оставалось делать, как продолжить прямо на снегу заниматься любовью –весьма страстно и темпераментно…
Иногда Василий Кириленко и Настя Сухарева выводили зимой на улицу своих маленьких дочек –Свету и Олю –и тоже совсем голенькими, но тем даже не было холодно. Обеих растирали и обсыпали снегом, но те только смеялись, а потом даже…гладили свою молодую маму –Настю –за грудь и «мягкое место», а иногда и залезали руками между ее коленок, но и ей это тоже доставляло удовольствие…
Также довольно –таки часто зимой выходила на улицу абсолютно голой и мама Насти Сухаревой –Елена Ивановна. Глядя на молодых родителей своих внучек –Светы и Оли –и на самих девочек, дама непроизвольно начинала гладить себя за все женские прелести, сохранившиеся в весьма эффектном виде, валялась в снегу и тоже от всего этого испытывала неподдельное удовольствие…
Вскоре год завершился, и наступил Новый –как и раньше, Василий Кириленко и Настя Сухарева отмечали вместе с детьми –Светой и Олей –и мамой Насти Еленой Ивановной:
…Завершился очередной год, -начала Елена Ивановна Сухарева. –Наступил Новый, пришедший ему на смену. Год был весьма насыщенным на события –растет наше подрастающее поколение –маленькие девочки Света и Оля; но, вместе с тем, в нашем поселке весной «в последний путь» проводили и красавицу Ольгу, которую Василий когда –то очень хорошо знал…-в ответ тот молча кивнул…-К сожалению, и такое у нас бывает. Тем не менее, надеюсь на то, что дальше такого негатива практически не будет –во всяком случае, хочется всем в это верить…-и стаканы «сошлись» в воздухе, и празднование началось –длилось оно потом аж до утра следующего дня –ведь в разгаре была суровая карельская зима…
Несмотря на это, каждое утро Василий Кириленко и Настя Сухарева выскакивали на заснеженную улицу абсолютно голыми, и весьма долго, страстно и темпераментно занимались любовью прямо в снегу. Световой день тогда был весьма коротким, большей частью было темно, -тем не менее, любовь была очень долгой и взаимной. Иногда, прямо из дверного проема дома, за ними наблюдала с неподдельной завистью мама Насти –Елена Ивановна Сухарева. А, когда не спали маленькие девочки Света и Оля, то и их окунали в снег, но те только визжали от восторга и удовольствия…

Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)