Мамочкина дочка

Глава 1. «Фея Оранжа и апельсиновое рукоблудие».


Линн сидела в кузове грузового пикапа и смотрела на людей работавших в апельсиновой рощице. От солнца их тела укрывали только лёгкие рубашки, и лучи играли на мокрых от пота загорелых мускулах рук.
Её грудь чуть щемило изнутри и немножко покалывало в упирающихся в лифчик сосках. Тёмно-карие глаза её искристо поблёскивали и подёргивались дымкой нечаянного вожделения. Её длинные ноги - заключённые сейчас в жёсткую робу рабочего костюма - чуть сводило от возникшей в них слабости: её мягкая щелка промокла...
Так случалось обычно всегда, когда она наблюдала их работу, вдыхая ноздрями лакомый апельсиновый аромат. Всегда этот запах, запах налитых соком свежих апельсиновых плодов, приводил её в состояние лёгкой эротической экзальтации. Линн не понимала почему, она просто наслаждалась им, вот и всё.


Она унаследовала апельсиновую рощу, когда два года тому назад муж её стал безвестным американским полярником и объявил, что будет появлятся в семье теперь "посезонно", то есть лишь в периоды произвольно-климатических пингвиньих миграций. Линн подумала, что он наверняка стал ковбоем на оцивиленном Западе, чтобы драть там потаскух по салунам, и предложила ему в дорогу пачку гандонов, которые на земных полюсах вообще-то вроде как ни к чему. А когда они поженились ещё - в этой роще он её отодрал. Он принёс её на руках к своему апельсиновому ранчо, и прекрасные ароматы этих райских тропических яблок одурманили её сознание полностью...
В течение прошлого года Линн была вынуждена ежедневно выезжать на плантацию и руководить работой людей. Она была леди-босс, и само собой поэтому ни один из рабочих и близко не приближался к ней. Линн не вполне была уверена в том, могло ли что-нибудь произойти в случае, если бы кому-нибудь из них подобная мысль взбрела в голову, впрочем возможности были самые тесные - ей приходилось работать с рабочими иногда чуть не плечо в плечо. Весь прошлый месяц, к примеру, она привозила им ледяную воду и лимонад. Это жутко напрягало водителей машин позади неё в уличных пробках, когда она буксировала за своим пикапом пару огромных контейнеров, ухудшая им видимость; но это вызвало внутренне очень ощутимую волну признательности со стороны рабочих - иногда ей казалось теперь, когда она смотрела в их тепло-приветливо улыбающиеся лица, что они может быть даже готовы ради неё почти что на всё...
Иногда Линн от сознания этого просто безумно пёрло - стоило ей лишь шевельнуть пальчиком, и каждый из этих загорелых, мускулистых бродяг мог с радостью оказаться у её подрагивающего от страсти животика... Ко всему прочему она была ещё и до очарование красива.
Мало того, что она обладала красивым лицом с сексапильно-обворожительными подёрнутыми дымкой затаённого вожделенья глазами, с припухшими в свежей налитости губами, с длинными чёрными волосами и изящным маленьким носиком. Кроме этого она имела ещё и фантастически грациозное тело. Да ещё деньги и скромный соцстатус начинающей апельсиномагнатки... Отодрать такую козу, бесспорно, мечтал не один из её рабочих в своих рукоблудных грёзах и снах.
Но до сих пор Линн всё выжидала чего-то и пока пальчиком шевелила, лишь сидя в кузове с напряжённо подрагивающими вытянутыми бёдрами в штаниках своего комбинезона и исподтишка созерцая работающих людей. Разгрузив прицепы с термосами, они вернулись к работе сейчас, а она протянула свою ладонь между плотно стиснутыми тканью ляжками и погладила себя по штанам от коленок до самой пизды. Пизда тут же отозвалась крайне встревоженными щекотно-покалывающими и будоражащими всё тело импульсами: она слишком сильно дотронулась пальчиками до втиснутых в плотные ткани губок... Она очень любила предаваться этому занятию в последнее время - просто сидеть в кузове, смотреть на работающих людей и ласково тискать свою киску. Зачастую она просиживала так очень подолгу, и тогда целое море фантазий накрывало её с головой: она представляла себе одного из них... или даже не одного... а рука её всё напряжённей и сильней надавливала на мягкий ротик пизды, вминая и потирая складки её рабочей одежды.
"У каждого...", шептала она еле слышно, наяривая вверх и вниз свою скрытую симпатяшку-пизду, "У каждого из них есть красивый... встающий до твёрдого... хуй...". Мысль приводила в лёгкий экстаз. Она представила себе всех своих рабочих, работающих в саду без одежды... перемещающихся точно так же, как сейчас перед её глазами, но с обнажёнными полностью телами и... с налитыми от возбуждения членами... Это видение затянуло её взгляд влажной пеленой почти реализующегося миража, и её рука сильно тиснулась сложенными в щепотку пальчиками под ротик жадной пизды. Линн в изнеможении от прилива чувств растопырила ноги настолько насколько позволяли борта кузова её пикапа и почувствовала, как вымокает, рискуя промочить всё насквозь, её пизда под штанами...
Она резко опустилась на задницу возле распахнутой дверцы кузова, снедая взглядом их мускулистые полуобнажённые торсы. Никогда прежде мысль приспустить штаны комбеза не приходила и близко, но сегодня потребность в ощущениях была какой-то безумящей и сверхнастойчивой - вся она была какой-то словно проголодавшейся изнутри, и всё её тело тихонько вибрировало от нетерпения...
Сбросив лямки костюма с плечей, она уронила его верхнюю часть себе на коленки. Из-под пояса показались завитки её чёрных мягких волос, и рука тут же прикрыла их ладошкой, пошевеливая пробирающимися к расщелине пальчиками. В переизбытке чувств она тихо вздохнула. Образы этих звероподобных мужиков с обнажёнными, подрагивающими членами увлекли всё сознание Линн, пока она пропихивала руку под пояс штанов к своей мягко-мокрой мохнатке. Она зашевелила пальчиками в своей взволнованно-обрадованной влажной пизде, поглаживая её в теснине страстно пламенеющего клитора и поёрзывая задницей по полу кузова машины...
Её клитор был вздут и горяч, и она сильно сжимала его подушечками пальчиков и потирала его нежные бока, а потом, отпустив, резко поддрачивала указательным пальцем ему головку. Подобных упражнений её пизда долго не выдерживала, и стремительный оргазм не заставил себя ждать - её глаза завороженно остеклененели, дрожь от вжатой в пол задницы прокатилась по всему телу, и Линн с вкусным облегчением кончила...
"Оооо..ххх... Какая прелесть!..", прошептала она, переполняемая эйфористичными волнами счастья, "Ой, бля, как хорошо!.." И пока дрожь в теле стихала, она оставила руку под поясом штанов покоиться на мягко-утихшей пизде, снова наблюдая за рабочими. Но одного оргазма никогда не хватало для горячей милашки Линн. Зачастую она требовала даже больше, чем два-три. Линн обречённо прислонилась спиной к пристёгнутой к стенке запаске и стала ожидать очень скорого нового позыва страстей. Штаны её по-прежнему были спущены почти до бёдер ей под лобок, а чаша ладошки нежно пожимала мягко-выпуклый холмик влажной пизды...
Определённо, в этом момент стоило лишь кому-нибудь из рабочих подойти к открытому кузову и увидеть её сидящей с запущенными в мягкие кучеряшки пальчиками... Линн точно знала, что обкончалась бы тут же, немедленно!.. При этом можно было просто окликнуть кого-нибудь, и дело было бы сделано... но на подобное безумие у неё просто не хватало духу... она понятие не имела, что надо будет со всем этим делать, если кто-нибудь из рабочих-мужчин увидит её в реальности.
Она представила себе, что это всё-таки случилось, и один из рабочих заметил её... Или даже не один... Пред её мысленным взором сбор апельсиновых плодов резко нацелился на один единственный её собственный апельсин между ног...
"Они видят мою пизду... эти парни...", чуть слышно шептала она, сопровождая по очереди каждого из видимых из пикапа людей и вновь уже наяривая пальчиками свои дующиеся в нетерпении губки писы. Когда они склонялись над ящиками, она просто вныривала возбуждённым взглядом под прощелины обтягивающих их упругие задницы штанов... "Они бесстыже смотрят прямо мне на пизду... Видят, какая она скользкая и промокшая от нагрева... Они достают и показывают мне своих петухов!.. Ой, блин, я сама вцепляюсь в эти стволы... Какие они восхитительно твёрдые, живые, упругие... Уф, как хочется подрочить каждому из них... каждому его твёрдо-ёбанного петуха!.. И одновременно дрочить им всем и себе..."
Её пальчик заскользил побыстрее от этого с ума сводящего её страстного шёпота. Тихое почмокивание послышалось в кузове пикапа из-под её выдрачиваемой пизды и до предела уже возбудило её...
"Ооо..ххх... Играйте с моей пиздой, парни!", она шептала, прикусывая нижнюю губку и подцепляя клитор на основание среднего пальца вверх-вниз. "Играйте с моим жарким, промокшим очком... Заставьте мою апельсинку кончить!.. Уф, ёбаный палец - почти как все эти их твёрдые, горячие петухи!.. О, Боже... они ебут меня и заполняют меня своим липким соком!"
Её ладошка бешенно дёргалась под поясом ткани приспущенных штанов комбинезона. Пизда пульсировала на пороге оргазма. Один из рабочих поднял руку, приветливо взмахнув и одновременно доложив условным знаком о заполненности апельсиновой тары, и она едва лишь смогла взмахнуть ему в ответ: её стиснутый в ладошке страстный прощелок зашёлся в исступляющих ритмах экстаза... Её задница пошла по полу кузова, и непроизвольное постанывание сорвалось с пересохших губ.
Взгляд её постепенно растуманился и вышел из власти миражей. Линн резко подскочила в кузове - рабочий, который махал ей рукой, шёл к машине. Она постаралась как можно незаметней дёрнуть словно застрявшей там под лобком рукой. Попытка полностью вернуть на место штаны успехом не увенчалась - ей удалось лишь наспех поддёрнуть пояс с болтающимися лямками и прикрыть всё это безобразие длинным подолом рабочей рубашки...
- Что с вами? Что-то случилось, мисс Линн? - стоящий перед ней рабочий был явно обеспокоен.
- Нет, ничего!.. - она говорила и чувствовала капельки пота сбегающие по её лицу. - Ничего не случилось, ты чё, Джейк!
- Мне показалось, что вы стонали... - в растерянности он почесал лоб через шляпу.
- Это не я! - рассмеялась она, как маленькая девочка.
- Хм... Тогда мне, наверное, пора продолжить работу... Вы уверены, что мне не стоит настаивать на том, чтобы проводить вас до дому? - он заботливо смотрел ей в лицо. - Вы кажетесь немного бледной... Это ведь не от жары, мисс Линн?
- Джейк, перестань! - она улыбалась ему в ответ. - От жары я себя всегда чувствую себя прекрасно - солнечный удар мне не грозит! Всё в норме со мной, но... спасибо, Джейк, так или иначе!
Джейк улыбнулся, всё ещё моргая глазами на неё, и пошёл обратно. Линн проводила его прекрасно сложенную фигуру озорною усмешкой и всю дорогу домой, пока она пробиралась, взметая облака пыли колёсами, по просёлку, её разбирал лёгкий смех. Да... Если бы Джейк оказался в кузове пикапа, то ему представилась бы исключительная возможность наблюдать "мисс Линн" со спадающими штанами и выбивающимися из-под края рубашки тёмными кучеряшками!.. А возьмись он проводить её "до дому", кому-нибудь из них пришлось бы поддерживать её так и не вернувшиеся лямками на плечи штаны комбинезона... Она остановила машину перед домом и лишь здесь привела себя в относительный порядок.
Дом был очень стар, но добротен, как испытанный верный товарищ. В два этажа он обогревал всю семью мужа тремя основательными каминами вот уже более сотни лет. Старомодные часы на стене оповестили её размеренными ударами: Каролина и Бобби скоро вернутся из школы. Но ещё было предостаточно времени на то, чтобы принять хорошую ванну. Она открыла воду, легла под вздымаемые вороха пены и погрузилась в нежно-ласковые объятия счастья - всё тело легко парило в невесомости, и эйфория от всего происшедшего накрыла её с головой... 

Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)