Карелия. Часть 4

После романтической свадебной церемонии молодоженов Василия Кириленко и Настю Сухареву поселили в доме Елены Ивановны Сухаревой –на той самой Набережной улице, полутемной, ведшей к заросшему пруду, о существовании которого Василий прежде не знал вообще…
…Значит, так, -хозяйским тоном произнесла Елена Ивановна Сухарева. –Порядки в доме будут весьма либеральными –мне 48 лет, и я –не какая –то там старая язва или зануда. Так что, сделаем вот что: особых «правил поведения», морально устаревших, мы с Настей не придерживаемся –можем даже зимой на улицу голыми выйти –тут на улице такие заросли, что никто не видит. Если хотите, можете к нам присоединяться…


…Вас понял, Елена Ивановна, -ответил Василий. –Это очень радует, что можно расслабиться…
…Меня ты можешь, -среагировала хозяйка. –Называть просто –«Лена», и даже обращаться на «ты» -ничего страшного. Настя, -продолжила она, обратившись к дочери –свежезамужней даме. –Не возражаешь?
…Нет, конечно, мама, мне все равно, -ответила Настя. –Как хочешь…-и молча обнялась с Василием, ставшим ее мужем…
Так и началась для Василия Кириленко супружеско –семейная жизнь. Правда, вскоре настала осень, но купальный сезон на этом не закрылся –почти весь сентябрь все трое плавали голыми в пруду среди высохших кувшинок. Потом Василий и Настя лежали рядом на берегу, скрестив кисти рук –и им было совсем не холодно…
…А ты как думаешь, любимый, -соблазнительным голосом поинтересовалась Настя. –Сколько у нас с тобой будет детей?
…А уж это от тебя зависит, -ответил Василий, как всегда, любуясь ее обнаженным полностью загорелым телом. –Сколько сможешь родить, столько и получится. Только мне хотелось бы, -продолжил он. –Чтобы у нас были девочки –они будут такими же красивыми, как и ты, и твоя мама…-и Василий снова поцеловал девушку в губы, она притянула его на себя, и молодожены занялись любовью, лежа на берегу пруда прямо на осенней высохшей траве…
Вскоре, правда, стало резко холодно –карельская осень вступила в свои права. А у Василия Кириленко произошла серия неприятностей: возникли проблемы со здоровьем –часто из носа лилась кровь, причем очень мощной струей, Настя Сухарева уже не могла, даже –как ведьмочка –этому противостоять, и в итоге отправила мужа в больницу Петрозаводска. Там он провел больше недели, причем все это время Василий смотрел в окно, где на улице дождь сменился снегом, а затем ему там даже сделали небольшую операцию…
В начале ноября, когда стало уже совсем холодно, Василий Кириленко вернулся в родную Каменку. Деревня уже вся была засыпана снегом, как на картине «Буран», которую он когда –то видел в школьном учебнике. И через поле идти пришлось по колено в снегу и грязи. Настя Сухарева настолько обрадовалась возвращению мужа из больницы, что выскочила ему навстречу на улицу прямо под сыпавшую с неба метель абсолютно голой и босиком, сразу же повиснув у Василия на шее:
…Теперь, любимый, -начала она радостным тоном. –Я тебя никуда одного вообще не выпущу, и все время с тобой буду. Пошли, -продолжила она. –А то замерзнешь…-и завела в дом его почти за руку –Василию это было слышать немного странно –Настя ведь выскочила встречать его совершенно обнаженной, нисколько не боясь простудиться…
После всего этого была бурная ночь. Все темное время суток Василий и Настя занимались любовью, причем –весьма темпераментно. Он долго и страстно целовал новоиспеченную супругу в губы, ласкал губами наконечники груди, запускал руку между коленками и гладил за «мягкое место», а Настя тоже была весьма темпераментной…
…Теперь все время будем вместе, -повторила она. –И так будет всегда –ведь мы же с тобой –супружеская пара, которая будет вечной…
Прошло полтора месяца, и год завершился. Наступил следующий, который тоже стал для Василия и Насти весьма приятным:
…Так, -начала Елена Ивановна Сухарева свое новогоднее поздравление, когда втроем они сидели за праздничным столом. –Никакого спиртного мы не используем, поскольку ведем исключительно здоровый образ жизни. Спать можете ложиться, когда хотите, ночью можете делать, что угодно, но –в разумных пределах…
Но зима затянулась. Снег шел почти все время, но молодоженов это не останавливало. Настя Сухарева часто выскакивала голой на улицу, ложилась на снег на спину, и, выкатывая грудь и раздвигая коленки, соблазнительным жестом звала мужа к себе:
…Иди сюда, любимый, -промяукала она. –Будем любить друг друга прямо на снегу. Давай, ничего не бойся –если будешь темпераментным, то мы не замерзнем. Только посыпь на меня снега, чтобы потом было что облизывать…
И Василий так и сделал. Он насыпал снега Насте на грудь, живот и между коленок, растер его везде руками, как массажист –от проникновения ладони мужа себе между ног Настя просто закатила глаза и застонала от удовольствия, а это ему и было надо. Василий опустился сверху на избранницу, поцеловал ее в губы, затем раздвинул ей ноги и вошел в нее –Настя от страсти кричала так, что иногда заглушала летавших в небе ворон…
Вскоре оба, занимаясь любовью на снегу, увидели, что мимо проходила –совершенно голой и босиком по снегу –мама Насти Елена Ивановна Сухарева. Настя подняла было голову, но, увидев от мамы одобрительный жест –поднятый вверх большой палец правой руки, отвлекаться не стала, снова утонув в снегу в объятиях мужа…
На Крещение все повторилось –вначале все трое голыми ныряли в прорубь, затем лежали на снегу, а потом –тоже на снегу –Василий и Настя снова весьма темпераментно занимались любовью. Все это происходило на глазах у Елены Ивановны Сухаревой, которой нравилось созерцать подобные зрелища, но иногда дама не могла сдержаться от советов и «ценных указаний»:
…Настенька, потемпераментнее…-приговаривала Елена Ивановна, лежа рядом и от возбуждения от увиденного поглаживая свою грудь 48-летней дамы и между коленок. –Руки в ход пусти, царапайся, кричи от удовольствия –тебе же нравится, давай целовать себя между ног, делай с мужем тоже самое –бери у него ртом, можешь глотать жидкость –она вкусная, как лимонная вода, -так что, давай, посмелее и поактивнее…-и Настя так и делала, следуя советам мамы –красивой дамы без всяких комплексов от возраста…
Дело к концу зимы завершилось тем, что в итоге и следовало ожидать. Однажды, прямо на улице, Настя упала в снег, но не от удовольствия, а от головокружения. Елена Ивановна подняла ее за руки и помогла войти в дом. Василия в комнату сначала не пускали, но потом хозяйка все объяснила:
…Василий, Настя –беременна…-произнесла она. –Твоими стараниями, и меня это тоже радует. Так что, пока вам любовью заниматься нежелательно. Если хочешь –можешь пока со мной, побуду в качестве «тренажера» -тебе понравится. Изменой считаться это не будет…
И теперь, когда вскоре завершилась зима, и наступила новая весна, Настя Сухарева даже перестала ходить на работу в магазин на окраине Каменки. Она сидела теперь почти все время дома, лишь иногда выходя на улицу. Настя ходила по саду, держась за деревья, ее лицо постепенно изменялось, животик постепенно увеличивался, -становилось ясно, что, скорее всего, родится девочка. Но, несмотря ни на что, ходила она, как и прежде, почти голой –правда, животик пришлось закрыть фартуком от магазинной формы, но загорелая грудь с темными наконечниками была, как и прежде, открыта солнечным лучам…
Зато, как и прежде, абсолютно голой ходила мама Насти –Елена Ивановна Сухарева. Она подставляла с удовольствием под весенние солнечные лучи свое прежде загорелое обнаженное тело теперь уже 49-летней дамы, и ничуть от этого ни комплексовала. У нее была весьма приличного размера грудь с коричневыми наконечниками, объемное «мягкое место» и животик от возраста, а волосы ниже его она сбрила практически полностью. Василий Кириленко сразу понял, зачем она это сделала, и оказался прав. Но деваться было уже некуда, поэтому ему пришлось –таки периодически заниматься с дамой любовью. Несколько раз в неделю, причем –днем и на улице –Василий Кириленко предавался «физиологическим слиянием» с Еленой Ивановной Сухаревой: трогал руками и касался губами и языком женщину за грудь, гладил за «мягкое место» и между коленок, а дама отвечала почти что тем же –вплотную они все –таки не «сливались»…Когда прошла весна, и наступило лето, в Каменке открылся новый пляжный сезон на озере…
Его открыл в первый же день лета сам Игорь Кириленко, лично зашедший в воду без штанов вместе со своей женой –красавицей Надей, ее младшей сестрой Викой и их родителями –Ниной Игоревной и Анатолием Ивановичем.; а также их многочисленными друзьями –Андреем Агаповым, его девушкой –Виолеттой, Валерой Гречневым, Олесей Куниной, Юлией Елагиной и Евой –все, как один, были полностью обнаженными. А после –уже на пляже –разделились на влюбленные и супружеские пары, тут же занявшиеся любовью прямо на берегу, как по команде. Деваться было некуда даже родителям Нади и Вики:
…Давай, Анатолий Иванович! –ехидно кричал ему Игорь Кириленко. –Покажи, на что ты еще способен! –и тому ничего не оставалось, как «соединиться» со своей пятидесятилетней женой –причем, на виду у своих дочерей –Нади и Вики…
…Вот это –да…-поражалась Надя. –Никогда бы от них такого не ожидала. Вика, смотри, может так у нас с тобой еще одна –младшая сестра появится…
…Ты знаешь, Надя, -ответила Вика, поглаживая себя сверху до низу. –Я хочу, чтобы меня, наконец, кто –нибудь лишил невинности –мне надоело уже быть невинной девочкой, надо мной в университете Петрозаводска уже смеются. Я так больше не могу, хочу быть взрослой женщиной…Можно, -поинтересовалась она. –Это удовольствие мне твой муж доставит?
Наде оставалось только пожать плечами –но деваться было некуда. Вечером, когда все уже разошлись по домам, Вика долго морально готовилась к тому, что ей предстояло, но она знала, что сама этого захотела. Да, и остальные тоже –Игорь долго настраивался, заранее извинился перед Надей, но та сама решила поучаствовать в этом небольшом разврате…

Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)