Джонатан. Цикл "БАРСКИЕ ЗАБАВЫ"

27 марта 2009 г. Ирина Иноземцева Просмотров: 21737 RSS
Жестокие » Геи

- Однако, крут наш барин! Суров и быстр на расправу!.. – Алёшка лежал на лавке, вниз животом, в ожидании порки. Портки он приспустил, рубаху задрал. Отец частенько порол его, он привык к порке и не боялся её.
Обидно только было, что в этот раз он попался на глаза самому барину! И как раз в тот момент, когда он уже почти удрал из барского сада, с полной пазухой каких-то необыкновенных тёмно-красных яблок, которые так и не попробовал…


Барин сам поймал его за плечо и, развернув к себе лицом, так глянул в глаза Алёшке, что тот понял: расправы не миновать. И вот теперь он лежал на лавке в предбаннике, куда ему велено было прийти для наказания, и размышлял о своей горькой участи. Ягодицы его слегка подрагивали, спина покрылась мурашками…

Первым в предбанник вошёл Фома. «Екзекутор», так называли на барском подворье этого злого жилистого парня, любителя портить зазевавшихся девок и правую руку барина по истязаниям дворни. Он нёс с собою свежий пучок розг и ушат с солёной водой. Искоса взглянув на Алёшку, он процедил сквозь зубы:
- Весь раздевайся… – и, не глядя на оторопевшего парнишку, стал вымачивать розги в солёной водице.
Весь так весь. Спорить с Фомой – себе дороже. Алёшка быстро скинул одежду и вновь улёгся на лавку, чтоб не видно было сраму.

Фома снял с гвоздя здоровенный моток верёвки и неспеша привязал руки Алёшки к лавке, обвязав сначала их на запястьях. Потом так же накрепко связал между собой щиколотки парня, но почему-то не стал привязывать ноги к лавке.
- Рот открой! – Фома быстро и ловко затолкал в рот Алёшке какую-то тряпицу.
Полюбовавшись с минуту на беспомощного связанного парня, Фома выбрал самый тонкий прут и нанёс первый удар. Порка началась.
Алёшка взвыл и дёрнулся – отец никогда не стегал его солёными розгами, да ещё с такой силой! Слёзы брызнули у него из глаз. Он извивался на лавке, но не мог повернуться на бок – не хотел показать Фоме своё срамное место.
Боль между тем становилась невыносимой. Задница Алёшки из пунцовой стала багровой, а конца наказанию не предвиделось…

Внезапно дверь распахнулась, и вошёл сам барин!
Понаблюдав некоторое время за стараниями Фомы, он жестом остановил его и произнёс:
- Эх, хороша жопень! – и похлопал ладонью по тёплым малиновым ягодицам мальчишки, - Что, не хочется больше барских яблочек?
Алёшка отчаянно замотал головой.
- Ну, так придётся попробовать барской колбаски! - и, вынув кляп изо рта парня и подтерев им Алёшкины слёзы и сопли, выпростал из штанов свой огромный член и уселся на лавку верхом прямо перед лицом Алексея. Водя головкой члена по носу и щекам ошеломлённого парня, барин стал приговаривать:
- Пососи мою головку, засажу тебе я ловко!..

Фома, видя, что Алёшка не открывает рта, нажал на какие-то точки за ушами парня. Рот открылся сам. Барин с наслаждением всунул член в рот мальчишке и, придерживая его за вихор, стал насаживать голову парня на разбухший член. Большего позора Алёшка себе не мог представить! Проклятые яблоки! Теперь он знал, что будет обходить барский сад десятой дорогой! Он сосал барский хер и ждал, когда тот насытится наказанием.
Барин меж тем не торопился.
- Ну-ка, Фома, вздрочни его! – приказал он своему приспешнику.
Фома ловко повернул измученное тело Алёшки на бок и, закинув на него ногу, стал грубо сжимать в кулаке его мальчишеский бутон. Член Алёшки, вопреки его ожиданиям, предательски послушался пальцев опытного Фомы и напрягся.
- Готово, барин! – Фома подогнул ноги Алёшки к животу.
Теперь тот стоял на коленях, привязанный к лавке, подогнув под себя ноги и отклячив попку, и сосал член своего барина. Ох, стыдоба!

- Хватит, присосался, пиявка! – барин хлопнул Алёшку ладонью по лбу, вынул головку члена изо рта мальчика и обошёл его с тыла. Фома, зная, что сейчас будет, снова засунул кляп в рот бедному мальчишке и, сев задом наперёд верхом на плечи Алёшке, развёл в стороны его пылающие ягодицы.
Барин, сняв с полки склянку с постным маслом, щедро полил Алёшкину дырку, услужливо растянутую Фомой. Перекинув ногу через лавку, барин начал водить членом по промежности мальчика, пальцами свободной руки то перебирая яички Алёшки, то проникая в неподатливую дырочку. Алёшка тихонько, горестно подвывал.
- Что ж так жалобно поёшь, хер засунуть не даёшь? – барин с силой затолкал в попу мальчика два пальца.
Алёшка дёрнулся что было сил, но куда ему было справиться с двумя сильными мужчинами!.. Уже через минуту длинный и толстый барский член ходил ходуном в его жопе, а сознание медленно уплывало от него…