Зойкина участь. Цикл "БАРСКИЕ ЗАБАВЫ"

29 апреля 2009 г. Ирина Иноземцева Просмотров: 16064 RSS
Групповушка

Сегодня суббота. Значит, в вечеру будет «оргия Срамного Геворгия». Так простецки окрестили дворовые то непотребство, которое барин регулярно устраивал в усадьбе и называл таинственным словом «оргия».
Участников для оргий подбирали барские «опричники»: группа сильных и ловких парней во главе с Фомой – главным исполнителем телесных наказаний в усадьбе.
Они сгоняли всех баб, девок и мальчишек на конюшенный двор и там, лапая их за срамные места, отбирали с десяток тех, что будут ублажать барина в эту субботу. Остальные расходились по домам, мелко крестясь и опустив глаза.

Фимка ни разу не участвовала ещё в барских забавах, зная про них только то, что все, кто там был, должны были, в обязательном порядке, потом сходить на покаяние к отцу Михаилу и всё ему рассказать, чтоб он «отпустил грехи». Поэтому она старалась запомнить всё, до мельчайших подробностей.
Пока старшие девки мыли её в бане (и одна из них при этом почему-то всплакнула), пока наряжали в тонкую, почти прозрачную, коротенькую рубашонку, такую же, как были на всех, Фимка таращилась по сторонам, стараясь понять, отчего на лицах девок такие разные выражения. Одни явно радовались предстоящему действу, другие же обречённо вздыхали и едва сдерживались, чтоб не разрыдаться.

Когда же их ввели в залу, Фимка даже рот открыла от восхищения - такой красоты она себе и представить не могла!.. Переступая босыми ногами по паркету, она рассматривала всё великолепие убранства залы и потому не сразу заметила, как появился сам барин. Он шёл в сопровождении верного Фомы, и шёлковый халат его развевался, обнажая голое тело. Фимка глаз не сводила с этого зрелища, пока её подзатыльником не заставили нагнуться, упёршись руками в пол. В такой же позе стояли и все остальные «избранники» - шесть девок и три мальчишки.
Барин медленно пошёл вдоль этого сладкого строя, но не спереди, а сзади. Он собственноручно приподнимал рубашечки и рассматривал задницы тех, кого ему доставили для субботней услады тела.

Фимка стояла последней в этой очереди и пыталась рассмотреть, что барин делает с остальными. Ненадолго задерживаясь возле каждого, барин, судя по звукам, шлёпал всех по ягодицам, мял их, ощупывал, запускал руку в промежность. Потом с размаху засаживал член по самые яйца (слышны были приглушённые вскрикивания) – и шёл далее. Фимке было удивительно, почему барин не хотел взглянуть на лица, она считала себя красивой девчонкой. Решив, во что бы то ни стало, извернуться и показать барину своё лицо, когда очередь дойдёт до неё, Фимка, расставив свои крепкие ножки пошире, для равновесия, приготовилась ждать.
Но, когда до неё оставалось всего две девки, произошло непонятное.

Видимо, одна из девок заартачилась, потому что барин вдруг воскликнул:
- Это что ещё за зажимания такие? А, Фома? Ты кого привёл?
- Проучим, барин, сей секунд! – отвечал Фома, и двое дюжих молодцов выдернули из строя Зойку, белокурую девицу, которая плакала в бане, когда мыла Фимку.
Зойку оттащили в угол залы, где вокруг неё немедленно сгрудились человек шесть «опричников». Барин, к горькому сожалению Фимки, тоже прошёл туда. Он остановился в паре метров от группы, наблюдая за происходящим и поглаживая свой набрякший член.
Фимке не было видно, что там творится. Она только услышала острый, пронзительный визг Зойки, сразу потонувший в мужском хохоте и ругательствах.

Пару раз Фимке удалось разглядеть, как мелькнула среди загоревших тел белая ляжка Зойки, и услышать её хрипы и подвывания сквозь всеобщее кряхтение и молодецкое уханье. Потом барин приблизился к насильникам вплотную, и Фимка увидела, как мерно заколыхался его халат, заходили ходуном плечи. Но вскоре барин отделился от толпы и повернулся, чтобы продолжить такое приятное, но досадно прерванное занятие.
Вот тут-то и наступил час Фимки!..
Она подняла голову и с лукавой улыбкой взглянула барину прямо в глаза. Лицо его было всё ещё перекошено злобой, которую у него вызвала строптивость Зойки. Но, посмотрев на улыбающуюся Фимку, барин немного смягчился и, ткнув в неё пальцем, проговорил:
- Вот эту!..
Фимку подхватили под руки и отнесли на огромную кровать под балдахином. Она оказалась сидящей на шёлковых простынях, как в теремке…