Озабоченный

22 сентября 2009 г. Just_nickname Просмотров: 16379 RSS
Студенты » Случай » Традиционный секс
Короче, как будто приручал её — и приручил... Прямо каламбурчик получился - приучал к рукам на своей груди - "приручал"!
А груди её, я через ветровку касался... Под ветровкой майка была ещё... Под майкой... Ну, об этом позже... Очень это приятное ощущение — когда рука на грудь девчонки ложится! Что-то мягкое чувствуется, и в тоже время упругое! К тому же, со мной такое первый раз было, с ней тоже, кстати. И между прочим, я бы это эротическими ощущениями назвал, а не сексуальными! Мыслей, типа, переспать с ней, даже и не возникало!
Под утро этой ночи, ложась спать, я уже сознательно запланировал — завтра я её грудь уже под ветровкой должен почувствовать, к более интимным действиям приучить-приручить! И в перспективе остаются только майка и бюстгальтер, как преграды до самого сладкого! Но вот, честное слово, про то, что под майкой, я в тот вечер даже не думал и не планировал. Вперед, даже в мыслях не забегал!
Новый вечер наступил. Прогулка, лавочка под деревом, поцелуи, грудь... ветровка расстёгнутая. Это я её расстегнул, и сценарий тот же — я руку на грудь ей кладу, под ветровкой уже, она мою руку убирает! Кладу — убирает... Молча убирает, потому что целуемся в это время. Опять кладу — не убирает! После этого, я сам, до утра не мог руку от Ольгиной груди оторвать! Она привыкла к этому совсем, как будто она там и должна быть. Я всё это как сейчас помню, именно из-за планирования интимных действий на следующий день!
Так вот, на следующий день, я запланировал до её груди совсем добраться — под майкой и бюстгальтером. До голой груди... Вообще-то, голая грудь, это уже сексуально звучит, а не эротично... А я, свои ощущения, всё-таки, именно, как эротические вспоминаю. Кстати, прогулки наши, беседы обо всем, так и продолжались, нам не только целоваться-обниматься интересно было — поговорить на любые темы, тоже очень нравилось. Этим и занимались, пока вдоль реки гуляли. Но потом, уже не сговариваясь к нашей лавочке шли, потому что оба этого хотели, никто никого не уговаривал. Планы мои, конечно, и в этот раз исполнились. Под майку она меня уже сразу пустила, руку даже не убирала... У неё бюстгальтер спереди расстегивался... Не знаю, до сих пор, то ли она действительно не заметила, как я его расстегнул — она говорила, что не заметила — или она не против была... Только когда мы с ней целовались, я его расстегнул всё-таки, да ещё и вторую руку ей под майку умудрился впихнуть! И сразу обеими ладонями к её грудям прикоснулся осторожно... Она аж охнула! "Ну ты даешь, - говорит, — я и не заметила даже, что ты там с моим бюстгальтером делаешь!" Но руки не убрала, и как будто этим сказала: "Ну раз уж смог туда залезть, чего ж теперь сопротивляться..." А, ведь кажется, что-то такое и словами сказала: "Чего уж теперь!"
Вот такой степени нашей близости, мне, примерно, на неделю хватило. Упивался просто грудью её доступной, вместе с поцелуями! Всё-таки для молодого парня это сильное ощущение. Правда, рассмотреть ничего не удавалось. Ночью-то темно, да ещё под деревом с густой кроной... И целовались ещё дольше, практически непрерывно! Губы к утру немели, я это серьёзно!
Днем мы в поле работали, в разных бригадах, на разных полях — виделись только вечером. Так, примерно, две недели прошло. Спали за эти две недели, наверное, только по два часа каждую ночь. А... нет, вспомнил, каждые три дня пораньше разбегались, чтобы отоспаться! Вместе так решили, а то на работе, веки хоть пальцами держи! Уткнуться бы прямо лицом в эту морковную ботву и доспать, то что не доспал!
На третьей неделе холоднее стало, дожди начались. Прогулки наши у реки прекратились, но на лавочке мы всё-равно сидели по вечерам. У дерева крона густая была, капли на нас не попадали. Ну если только очень сильный дождь, а осенью такие редко бывают. Брали одеяло с собой, укутывались вместе — получался маленький уютный домик на двоих. Осень постепенно всё ненастнее становилась. Занятия всё те же — разговоры, поцелуи, объятия, Ольгина грудь...
Хотя "у природы нет плохой погоды", холодало-то всё сильнее с каждым днём... Опять под утро, как-то, спать ложился после свидания, и думал: "Скоро уезжать, что там в городе с нами будет непонятно пока, а вот что мне ещё хочется от неё сейчас и здесь?" Да, в общем, и не гадал я: "Чего же мне хочется?!" Знал уже, но вслух даже себе боялся сказать:"Очень хочется рукой между её ног дотронуться!" Так и запланировал, буду этого добиваться пока мы здесь— попасть к ней в трусики.
На следующий день мы с ней потеплее место нашли. Там в пионерском лагере много всяких домиков пустых было - один из таких, открытый оказался. Там две следующие ночи и провели... Целовались, общались... А я пытался практически осуществить задуманное... План мой, в этот раз провалился. Ничего у меня не получалось в смысле приучения-приручения Ольги к моей руке в таком интимном месте! Руку, когда я её ей на низ живота клал, она тут же убирала... Я её даже просил не убирать, ну, со смехом конечно. Она, со смехом отказывалась. В разговорах мы эту тему не затрагивали - схватки наши, эротические, молча происходили... Силу, какую-либо, у меня и в мыслях не было применять Почему-то очень хотелось взаимного согласия. Вернее, её согласия - я-то сразу согласен был!
Так ещё почти неделя прошла. До отъезда три дня осталось, и план мой, казалось, рухнул, практически. Кстати, мы и не работали уже — в полях грязища, дождь каждый день, а домой нас, почему-то, никак не везли. Целыми днями на наших соломенных матрасах в карты играли с будущими однокурсниками - в преферанс. На яблоки, на то кому за яблоками в колхозный сад идти. Нам разрешили рвать их, сколько хочешь, убирать некому было. Кстати, яблоки там были, потом ни разу в жизни таких не видал! Желтые, огромные и прозрачные, как стеклянные, как будто мёдом налитые внутри! И на вкус, очень на мёд похоже.... Яблоки никакого отношения к истории не имеют, просто вспомнилось...
Ну так вот, мы не работали, по вечерам у нас в лагере танцы продолжались, и у меня встреча очередная с Ольгой. И опять отказы - ну ни как она не хотела, чтобы я рукой до этого места дотронулся! Мы с ней даже боролись, в шутку, конечно... Ржали больше, чем боролись, но руку мою она убирала сразу!
Остался один день до отъезда, она на кухне в этот день дежурила — там все по очереди дежурили. В обед к нам, мальчишкам, в домик пришла, ко мне: "Пошли, - говорит, - прогуляемся, пока на кухне перерыв..."
Пошли в «наш » домик, целовались, обнимались, я опять пытался свой план осуществить — безрезультатно. Так, может быть, полчаса прошло. И вдруг она спрашивает:
- А для тебя действительно это очень важно, туда попасть?
- Конечно, - говорю, - очень хочется!
Ольга у меня на коленях сидела — встала, к стене подошла, брюки расстегнула:
- Иди сюда...
Я подошёл, рука сама под её свитером оказалась, на живот положил... потом ниже... Под трусики, на волосы между ног... Сердце билось, я думал, выскочит из груди! Даже она почувствовала... спросила:
- Ну что, сердечко-то забилось?
- Ага! - говорю...
Минут десять её интимное место исследовал! Она, правда ног не разжимала, но мне и так впечатлений выше крыши было... Это тоже ведь в первый раз было... Даже сейчас сердце чаще биться начинает, когда вспоминаю, как мои пальцы по губкам скользят! А чуть глубже, иногда задевают какую-то чувствительную точку и Ольга вздрагивает судорожно, но молчит... Минут пять вот в таких новых ощущениях прошло, она еле руку мою убрала — перерыв в столовой кончался...
На следующий день, наконец-то нас домой отправили, вечером на поезде. А перед этим, днём мы гуляли у реки. Нашли место поукромнее, и хоть трава и сырая была, куртку постелили и прилегли с ней рядом.